Диакон Агапит и Dialogus de scientia politicа: два концепта власти византийского василевса в VI в. (часть 1)

Галина Евгеньевна Лебедева, Евгений Александрович Мехамадиев

Аннотация


Идея богоизбранного василевса, который обладает неограниченной властью на земле, проходит лейтмотивом через всю историю византийской политической мысли, но возникает закономерный вопрос – когда именно эта идея оформилась в полноценную политическую теорию, учение о механизме и функциях самого государства. На основе сравнительного анализа трех трактатов («Поучение» диакона Агапита, «Диалог о политической науке» и «О стратегии»), созданных в VI – первой трети VII вв., авторы прослеживают изменения в содержании тезиса о василевсе-самодержце, который наделен властью свыше и в этом подобен Богу. Следуя четкому критерию – политическая теория как учение о сущности и формах государства – авторы приходят к выводу, что в эпоху Юстиниана, вопреки распространенному в историографии мнению, в виде полноценной политической теории существовала только идея об ограничении власти императора системой традиционных римских магистратур. Все призывы диакона Агапита о небесном подобии и самодержавной власти Юстиниана, наоборот, можно рассматривать как чистую риторическую компиляцию, набор литературных штампов, без претензий на научное исследование. И только на рубеже VI-VII вв. эти риторические призывы получили полноценное научное оформление, аргументацию, превратились в целостную и системную политическую теорию.

Ключевые слова


политическая теория; риторика; диакон Агапит; «Диалог о политической науке»; богоизбранный василевс; Юстиниан; сенаторы; христианство; греческая философия.

Полный текст:

Без имени

Литература


Курбатов Г. Л. Политическая теория в ранней Византии. Идеология императорской власти и аристократическая оппозиция // Культура Византии. IV–первая половина VII в. / под ред. З. В. Удальцовой. М., 1984. С. 98–118. [Kurbatov G. L. Politicheskaja teorija v rannej Vizantii. Ideologija imperatorskoj vlasti i aristokraticheskaja oppozicija // Kul'tura Vizantii. IV–pervaja polovina VII v. / pod red. Z. V. Udal'covoj. M., 1984. S. 98–118.]

Медведев И. П. Правовая культура Византийской империи. СПб., 2002. 576 c. [Medvedev I. P. Pravovaja kul'tura Vizantijskoj imperii. SPb., 2002. 576 c.]

Нозик Р. Анархия, государство и утопия / пер. с англ. Б. Пинскера. М., 2008. 424 c. [Nozik R. Anarhija, gosudarstvo i utopija / per. s angl. B. Pinskera. M., 2008. 424 c.]

Agapetos diakonos. Der Fürstenspiegel für Kaiser Iustinianos / ed. R. Riedinger. Athene, 1995. 89 s.

Coleman J. A History of Political Thought: from the Middle Ages to the Renaissance. Oxford, 2000. 303 p.

Dölger F. Zur Bedeutung von  und  in byzantinischer Zeit. // Idem. Byzanz und die Europäische Staatenwelt. Ettal, 1953. S. 197–209.

Frohne R. Agapetus Diaconus. Untersuchungen zu den Quellen und zur Wirkungsgeschichte des ersten Byzantinischen Fürstenspiegel. Tübingen, 1985. 271 s.

Gizewski Chr. Zur Normativität und Struktur der Verfassungsverhältnisse in der späteren römischen Kaiserzeit. München, 1988. 264 s.

Henry P. A Mirror for Justinian: the Ekthesis of Agapetus Diakonus // GRBS. Vol. 8. 1967. P. 281–308.

Karamboula D. Der Byzantinische Kaiser als Politiker, Philosoph und Gesetzgeber // JÖB. Bd. 50. 2000. S. 5–50.

Karayannopulos J. Der frühbyzantinischer Kaiser. // BZ. Bd. 49. 1956. S. 369–384.

Praechter K. Der Roman Barlaam und Joasaph in seinem Verhältnis zu Agapets Königsspiegel // BZ. Bd. 2. Hft. 2. 1893. S. 444–460.

Prinzing G. Beobachtungen zu «Integrierten» Fürstenspiegeln der Byzantiner. // JÖB. Bd. 38. 1988. S. 1–32.

Sevčenko I. Agapetus East and West: the Fate of a Byzantine «Mirror of Princes» // Revue des études sud-est européennes. Vol. 16. № 1. 1978. P. 3–44.


Ссылки

  • На текущий момент ссылки отсутствуют.